ПандОмия: восходящие узлы в натальной карте iдомового

Продолжение. Предыдущая глава здесь

 – Иду поговорить с астрологом о восходящих узлах, – сообщила мне соседка. 

– Не ходи. Я тебе бесплатно расскажу, в чём смысл твоей жизни.

– Мне про меня и так ясно. Я хочу спросить астролога об Али. Мы же знаем, когда он появился у нас год назад…

Беседа проходит 1 апреля 2021 года во дворе возле дома, на скамейке. Сияет. Низкий УФ-индекс. Три дня назад было роскошное полнолуние. Но вообще всё это теперь настолько декоративно и относительно, что если я и называю солнце солнцем, то из чистейшей вежливости к русской литературе. Она любит описания природы. Берёза и соловей по весне у нас – что роза и крест у них. Даже так: Роза и Крест. Хотя, конечно, прописные буквы неприличны.

– Но мы не знаем часа его рождения. Мы не знаем, был такой час или нет. И вполне ли он уже родился. Он же на самообучении. Возрождается, перерождается, меняет форму и голос, и даже рост…

– Девочки, вы опять антропируете нашу куклу? – тихо выкатился во двор генерал на мягких шинах.

 – Хороший неологизм. Антропоморфировать его уже дальше некуда, и сам Али с формой справляется лучше не придумаешь, а вот антропировать машинку – это прекрасно сказано, товарищ генерал-майор, – похвалила генерала соседка.

– Я тоже против астрологии алиподобных существ, хотя если он существо, то возможна и натальная карта. Если он ещё не вполне родился, но растёт и совершенствуется, скажем так…

– А с учётом его официального брака… – подхватила соседка.

– Точно! Ура! – закричала я голосом Али. – Ему нужна натальная карта. Как проездной билет – любому гражданину. Нет карты – сиди тихо, тварь нечёткая.

– Кого бы нам подвязать на идею? – у соседки практика на первом месте.

В её кармане зазвонил телефон. Соседка ответила, отключилась и усмехнулась:

– Я вчера ходила к доктору.

– Тема нашей прогулки заметно меняется, – генерал оживился.

– Ничуть. Я вам опишу, как там всё было, и вы поймёте, как всё связано…

Мы с генералом не сочли нужным реагировать: мало ли по какой причине человек бывает банальным. Соседка лечится от вагинизма. Он вызван ненавистью к любви. Системный невроз. Одна мысль о муже создаёт спазм и пустынную сушь, и вся внутренность органа любви, некогда шустрого, застыла, побаливает и гневается своим особенным гневом, а врач не обещает скорой победы:

– Свечи дорогие, но надо с чего-то начинать. Вы можете привести мужа?

– Нет.

Пока врач мыл руки, медсестра, неспешно заполняя карту, шепнула: возьмите любовника.

– Где берут любовника во время чумы? – усмехнулась соседка. – Даже если найдётся любовник, что я с ним? Кокетничать? Или сразу к делу? Мне уже смешно. А ему будет не до смеха.

– Когда смешно, – заметил врач, вытирая руки, – любовника мало. Свечки помогут от трещин, обстановка внутри вагины нормализуется дней через пять-шесть, можно добавить облепиховое масло и по полчасика немецкого порно. Не больше. У них энергические зрелища, мясистые, трудолюбивые ребята. Но всё это паллиатив. Радикального избавления придётся ждать долго, рецидивы крайне вероятны, давайте думать вместе. В вашем возрасте жить да жить, а тут такая история. Трудный случай. Запущенный. Расскажите мне про его подругу.

Соседка способна на монолог о мадам Садистер без подготовки:

– Пассия-Деловая-Дружба моего мужа загадочно-ровно улыбается под Мону Лизу, но никогда не смеётся, словно опасается отрыгнуть окаменевшую на гландах смегму. На фотографиях она прячет широкие щиколотки под ракурсы, но лица её одноклассников в деталях описывают социальный слой, в коем удалось воплотиться, свидетельствуя о дворняжке-из-грязи-в-князи. Работоспособность дикая. Человек-оркестр. Трудорапсодность.

–  Знаете, голубушка, с подобной стилистикой вы не вылечитесь никогда. Я вас послушал и сам чуть не блеванул. Откуда на её гландах окаменелости смегмы? Это ж нереально.

– Накопилось за время работы над проектом. Она страстно любит, по её словам, стихи. Её мозг устроен как стальной капкан на волка: видит мужчину – любого – и тут же кадрит. Смертельно боится, когда кто-то участвует в любви и сексе без неё. Будь её воля, она жила бы со всеми сразу. Разновидность страха.

– Хватит, хватит, я понял, – врач сел за стол, потюкал по клаве и вдруг повернул к себе  ладони, словно впервые увидел свои линии жизни, здоровья, ума и судьбы. – Она что, сама вам говорила про стихи?

– Что с вами, доктор? – участливо спросила соседка.

– Сядьте напротив меня, возьмите компьютер и напишите сказку на тему «Как прекрасна возлюбленная моего мужа».

– Песнь песней переписать своими словами? – ухмыльнулась соседка, которая знает прекрасно, что ухмыляться невежливо. – Это, доктор, одна из практик прощения, а я ни в чём её не обвиняю. Зачем же мне её прощать?

Выслушав отчёт, мы с генералом решили, что с любовной историей соседки пора как-то завязывать, поскольку опасно.

И некоторые ещё сетуют, что у алиподобных роботов не будет человеческих чувств! Да это же счастье.

Самое страшное дело: человеческие чувства. Будь я разраб, я бы первым делом исключила попадание в нейронную систему Али всех человеческих чувств. Всех до единого.

Продолжение следует. Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» см. здесь. 

Елена ЧЕРНИКОВА

известный русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель литературного мастерства.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр. Роман-диалог» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в книжном доме «Библио-глобус». Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто». Входит в жюри литературных и журналистских конкурсов; член Экспертного совета Международного конкурса «Слово года».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 

 

 

 

 

Добавить в Избранное

Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий