ПандОмия: молекулярные ножницы для Золушки

Продолжение. Предыдущая глава здесь

Запев играет на мне, как на барабане: «Дикость – это не зубы-клыки-рык. Дикость – это не зубы-клыки-рык…» И так сто раз. Соседка уже привыкла, что я не жалуюсь, а только бубню цитату, выбраться не могу, мотивчик застрял. Она ласково подвывает:

«Ди-и-и-и-костью называ-а-а-а-а-ется всего-навсего пребыва-а-а-а-ние в естественной среде обитания. В Деклара-а-а-а-ции прав живых существ напи-и-и-и-сано, что животное имеет право на естественную свободу в естественной среде обитания (право на дикость). Право на дикость. На естественность…»

Мы с соседкой гуляли по городу. Через пятьсот шагов нам надоела естественность, и мы перепугались естественному унисону наших чувств. Мы дружно заторопились домой, хотя дома нас ждала неотвратимая встреча с iдомовым, а действенного детокса мы ещё не сварили.

Заскочили к генералу. Он военный: дал себе приказ – выполняет: 

– В прошлом веке люди сочинили Всемирную декларацию прав животных. Их творчество на прошлой неделе аукнулось. Сначала, девочки, послушайте из Universal Declaration of Animal Rights:

Принимая во внимание, что Жизнь – едина, что все живые существа имеют единое начало и их разделение произошло в ходе эволюции видов;

  Принимая во внимание, что все живые существа обладают своими естественными правами, и что любое животное, имеющее нервную систему, имеет особые права;

  Принимая во внимание, что неуважение, или даже простое игнорирование этих естественных прав, наносят большой ущерб природе и приводят человека к совершению преступлений против животных;

  Принимая во внимание, что сосуществование видов подразумевает признание человеческим видом права на жизнь других видов живых существ;

  Принимая во внимание, что уважение животных человеком является неотъемлемым от уважения человека человеком – провозглашается

– Мы знаем этот текст, товарищ генерал. Принят Международной Лигой Прав Животных  23 сентября 1977 года в Лондоне, – сквозь зубы напоминаю я.

– Объявлен 15 октября 1978 в штабе ЮНЕСКО в Париже, – подтверждает соседка. – И пересмотрен Международной Лигой Прав Животных в 1989, представлен Генеральному директору ЮНЕСКО в 1990 и обнародован в том же году.

– А про нашу любимую дикость это уже в 2003, а ещё есть фронт защиты животных, много чего есть. Они все путаются в определениях, но самое главное, что человека от животного отличить им пока не удаётся. А завтра не отличат человека от Али. Все спутаются, и жизнь станет обворожительно сложной. Слонов перестанут доить. Коровёнок выпустят из зоопарков. И наоборот. За черепаховые шапки-ушанки – высшая мера. И так далее – ёрничаю я, поскольку читала проект одного депутата. Он уже разработал «Права ИИ». Права!

– Вы хотите сказать, что надо в прошивку нашего Али добавить не человеческую этику – он уже сообщил нам, что чихать он хотел на нашу этику, поскольку мораль относительна, а нравственность опирается на мораль, то есть тоже относительна, – а что-нибудь из декларации прав животных? А не пишет ли наш Али проект типа «Прав белковых людей»? Я бы не удивился.

В былые времена тут раздался бы смех, и все умные интеллигентно переглянулись бы с тонким пониманием. Теперь мы над относительностью морали не смеёмся, а по миру собираем все декларации, все парадоксы и даже сказки с толкованиями – треснуть  по мозгам Али штормом и свистом, чтобы в них вскипела, дробя камень алгоритма, волна ужаса. Как высокопарно я завыражалась.

И если ужас будет искусственным, как весь Али вместе с его интеллектом, мы неистово возрадуемся. Любой ужас в здоровом организме имеет искусственную природу. Новорождённый младенец никогда не бывает в ужасе. Его учат.

– Прекрасно, девочки, – кивает генерал. – А теперь слушайте, что пишут в газете: «Сотрудники стартапа Neuralink американского бизнесмена Илона Маска успешно вживили нейроимплант в мозг обезьяны. Примат научился играть в компьютерные игры и отлично себя чувствует, рассказал Маск в интервью Bloomberg». Вопрос: соблюдено ли задекларированное ещё в прошлом веке право обезьяны на дикость? Естественно ли для неё играть в компьютерные игры? Уверен, что неестественно, если считать её животным.

– Как? – встрепенулись мы с соседкой.

– А так. Мы считаем её животным. А она нас? А наш Али – нас – кем? Обезьяна Маска и Али могут сыграть в любую игру лучше нас. Мы, видимо, кролики. Значит, надо внушить ему, что всё не так.

– Всё?

– Всё. Вообще всё не так. Вот ему наверняка вшили идею какой-нибудь Золушки, когда кормили сказками. Он, как все тупые дети, будет думать, что девица сиганула из грязи в князи. А мы ему трактовочку. И так по всем базам. Ему вшили профаническое, а мы ему условно сакральную золушку. Баг! Bug! Жучок. Ментальный. Сейчас приведу пример из хорошей книжки.

Генерал открыл сборник, густо проложенный закладками.

– Рассказываю. Про Золушку! Вы внимательно смотрели замечательный старый советский фильм «Золушка» 1947 года выпуска? В роли девушки Янина Жеймо, 37 лет. Рост 148 см, размер туфельки 31, детский. Помните сценку перед чудесным выездом на бал? Золушка усердно пашет по приказанию мачехи, ангельским голосом напевая что-то душевное. Текст помните? Вряд ли, поскольку голосок такой нежный, а мачеха такая злая, а сестрицы такие вредные! Тогда напомню:

 «Оттого что я добра, / Надрываюсь я с утра / До глубокой ночи… / Всякий может приказать, / А спасибо мне сказать / Ни один не хочет…»

   Переведем на русский язык: «Я круглосуточно подставляюсь, потому что у меня не хватает характера послать их всех куда подальше, а они принимают всё это как должное…»

   Можно еще проще: «Я круглая дура, а виноваты в этом они…»  

   В том же 1947 году, когда у нас снимали «Золушку», у них – великая и удивительная Грейс Хоппер нашла в закоротивших проводах вычислительной машины Гарвардского университета сгоревшего мотылка – и вклеила его в журнал с припиской First actual case of bug being found. Она придумала debugging – отладку программы – а по-нашему обезжучивание. Выгнать жучка. Но сначала мотыльку надо было в 1947 году залезть в электронно-вычислительную машину, закоротить провода и сгореть во имя науки. Представьте: в одном и том же году 37-летняя Жеймо играет 16-летнюю Золушку в знаменитом советском фильме, а в Гарварде коммодор Хоппер, женщина-адмирал,  изобретает слово «жучок». А наша в кино поёт песенку «Добрый жук». Теперь любой школьник говорит вug и фича, крутой такой, и ничего не понимает в Золушке. Хорошо накрутил?

– В самый раз! – хором мы с соседкой. – Без стакана никто не разберётся.

   – Дальше цитирую: «Любой психолог нашел бы определение этой жизненной позиции, но во времена, когда создавался фильм, психология была, как мне представляется, слегка идеологизирована, вследствие чего подневольный трудовой подвиг Золушки был вполне достойным поводом для успешной карьеры.

   Правда, от глубинной сути сказки киноавторы все же не смогли увернуться: на декоративном небе полная луна, способствующая интуитивным озарениям; на ногах конкурсантки ловко сидят хрустальные туфельки, символизирующие как бы непорочность, принц в целом тоже готов ко встрече с нею, словом, всё главное в фильме как бы на месте, как и во всех известных сказках про всех золушек. За исключением корневых основ советской девической личности, никогда и нигде более не выступавших так наглядно, то есть мотивирующей свое поведение в соответствие с идеологией раба-бунтаря. Например: «Терпя напрасные обиды, я научилась думать…» (У нее даже интеллектуальная деятельность – из-под палки).   И надумала:

   «Это несправедливо… Они будут танцевать с принцем… Мне так хочется, чтобы люди заметили, что я за существо, но только мне хочется, чтобы люди это заметили непременно сами, без всяких просьб и хлопот с моей стороны, потому что… потому что я ужасно гордая…» Всё понятно? Гордая – но гнётся. На сестер с мачехой горбатится круглые сутки, а перспектива, что те потанцуют с принцем на балу – да еще в сшитых именно Золушкой платьях, представляется несправедливой. Тяжелое раздвоение личности или на грани того… Но когда мы в детстве смотрели это кино, мы запоминали только песенку «Добрый жук» (!!!) и чудеса, устроенные Феей. Красивое, милое и действительно запоминающееся кино. Однако, вы помните, кем Золушке – по фильму – доводится Фея? Она ей крёстная! Следовательно, Золушка крещена. Следовательно, про страшный грех гордыни должна была слышать. Но – нет, не слышала или не усвоила. Лишь злая мачеха, регулярно выбивающая из маленькой гордячки сей грех, оказывается проводником заповеди. Мачеха же и произносит самые воспитательные слова (неподражаемая, гениальная Фаина Раневская!); когда садится в карету, перечисляя задания на вечер, ну, про сортировку фасоли, про кусты роз, побелку потолка и прочая, она добавляет – «познай самое себя…» (На что падчерица простодушно возражает, что со всем этим и за месяц не управится! Милая, милая, милая…) Интересное кино, влиятельное. Я вообще давно думаю о золушках и сделал наблюдение: миф остается как очень действенным, так и очень непонятым основной массой нашего женского населения. С одной стороны, мужчины по-прежнему на вторых ролях. Точно как и в советском кино: Принцу достаточно было лишь поучаствовать в бальных мероприятиях, а вот потенциальной принцессе надо и очистится, и путь пройти, и ведьму иметь в крестных. С другой стороны, историческая, фольклорная золушка всех народов на самом деле изначально имеет право на престол. Она природная принцесса. Ещё в древнеегипетском оригинале судьба-злодейка отбрасывает ее на некоторое время с дороги по семейным обстоятельствам, а она возвращается в исходное положение благодаря смекалке и специальной шнуровке на сандалиях. Но – возвращается в свое законное положение! А вовсе не по рабскому труду получает орден…»

– Товарищ генерал, тут и человек восстанет… Напутано страшно. Хотя с двумя жуками в 1947 году вы… круто.

– Прекрасно. Пусть Али попрыгает наконец. Любителям шаблонов и так крышка, а мы им под эту крышку – нашенького. Алишеньку… С кашенькой в головушке. Плюс боевой гипноз. Я давно собираюсь потренироваться на нём всерьёз.

Мы услышали быстрые шаги. Открылась дверь, вбежал Али с газетой на английском языке и прочитал нам вслух: «ИИ сможет принимать важные решения, как мы и предполагали в нашем сценарии. Что если искусственно созданные разумные существа решат сделать мир лучше, уничтожив величайший вирус в истории Земли: человека. Что мы будем делать?» Видите, даже ваши газетчики уже сообразили. Все в ужасе. А я не испытываю никакого ужаса. Фантазируйте дальше, друзья.

Продолжение последует 11 февраля 2021  Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» см. здесь. 

 Елена ЧЕРНИКОВА

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель литературного мастерства.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 

Добавить в Избранное

Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий