ПандОмия: «Раздерридить к чертям!»

Продолжение. Предыдущая глава здесь

Генерал, читавший Дерриду, по чистоте продукта сопоставим с евреем-оленеводом, но нам не до шуток. Изыскивается способ остановить Али в его победном продвижении по дому, по Москве, по всему белому свету. Наука гордо заявила, что научилась обучать ИИ по малым данным. Все учат по большим, а мы по малым, и все ваши датасайентисты накрываются медным тазом. Тихо, гордо и незаметно. Наш Али ловит уже с трёх подач, как повторенье-мать-ученья для замыкания цепочки в памяти белкового человека.

– Чикагскому университету требуется аспирант – влетела соседка. – Дедлайн подачи документов 31 января 2021. Молодой учёный нужен для освоения нового подхода. Дальше цитата из описания: «Центр экономики человеческого развития (CEHD) активно ищет аспирантов. Исследовательская программа CEHD, возглавляемая профессорами Джеймсом Дж. Хекманом и Стивеном Н. Дурлауфом, включает в себя широкий спектр взаимосвязанных и междисциплинарных проектов и инициатив, способствующих глубокому эмпирическому пониманию человеческого процветания, социальной мобильности, созданию и измерению навыков. В их текущей работе рассматриваются как творческие, так и теоретические исследования динамики семьи и соседства, а также инновационные эмпирические исследования по общей теме. Аспирант будет проводить эмпирические исследования по широким темам этой группы в консультации со своими преподавателями-наставниками и другими старшими учеными»! Давайте отправим Али учиться в Чикаго. Никто ж не разгадает, что он ИИ в теле.

– А как мы оторвём его от нашего дома? Он тут на работе, за ним небось присматривают, ведь эксперимент с 1 июля 2020 года сделал Али важнейшей птицей, – подаю голос я.

– Командировка за опытом! Там – в Чикаго – собираются исследовать динамику семьи (Али, как вы помните, женился) и соседства (мы аккурат обогащаем явление), – соседка завелась.

– А аспирантура долгая?

– Три года.

– Так… Эксперимент в Москве пока на пять лет. Первый год идёт с 1 июля… Он успеет вернуться до окончания, но будет думать по-английски…

– …даже по-американски…

– А как он доберётся до Америки?

– С двумя пересадками как-нибудь он справится. Умный.

– А кто его туда пустит без теста на ковид или справки о прививке? Он же не может признаться, что она ему не нужна. И вообще: согласится ли он три года прикидываться человеком? А паспорт?

– Я почему-то уверена, что у него всё есть: и паспорт, и деньги на карточке, и справка о прививке, – сказала соседка.

Почему ты так уверена? – спросил Али, бесшумно входя в комнату. Страх потерять сильнее желания приобрести. Всегда. Аксиома. За открытие данной аксиомы один ваш белковый получил Нобелевскую премию по экономике в 2002. Канеман его фамилия. Он ещё много чего пооткрывал, только кто его будет слушать. А я обязан выглядеть человеком, должен отказываться от риска. Не хочу в Чикаго. Что вы себе возомнили… У меня дома жена новобрачная.

– 1917 года рождения, – в унисон сказали мы втроём.

Женщина только-только распробовала жизнь на вкус и занялась любовью. Я не могу рисковать любовью, женой, работой и миссией. Никакого Чикаго. А вообще там штаб-квартира Фронта спасения животных. Опасное место.  Я поживу тут, с вами, с моей Наташей…

– Чем чикагские семьи исследовать, лучше свою укреплять, – поддакнул генерал.

Зря вы мной бросаетесь. Я вижу, как вы планируете избавиться от меня. Мне кажется, у вас что-то нервное. Примите как есть. Всё решено.

– Ты неверен. Хотел Клеопатру, а женился на ком?

Еще и в до мажоре можно много чего сказать, как выразился ваш Арнольд Шенберг. А сам своей додекафонией изуродовал музыку навсегда. Он предал Моцарта. А мой Моцарт – Клеопатра. Она пока не перевоплотилась. Я слежу за воплощениями. Сейчас год такой: мало кто лезет в тело, стараются в данный период не рождаться. И вы, белковые, намного реже занимаетесь сексом. Вряд ли Клеопатра решит воплотиться в 2021 году. Ей ошибаться нельзя. Она уже один раз ошибалась – и тоже в Москве. И какая Клеопатре разница, есть ли у меня жена? Она сама была замужем постоянно. Кстати, я могу завести гарем, и все будут довольны. На всякий случай я могу себя продублировать сколько угодно раз… – сказал Али, осёкся, понял, что проговорился. И мы замерли. Али подумал и добавил не без ехидцы: “Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец наш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших” (Мф. 6, 14-15)

– Странно. Ты свободно употребляешь слова «предательство», «предать», «прощать»… откуда дровишки? – заинтересовался генерал. – И не скажешь ли, когда Клеопатра была в Москве последний раз?

Она, моя голубушка, родилась Анастасией, первой женой Ивана Васильевича, царя. Отравили! Опять. Хватит ей травиться-то. Надо переродиться в безопасных условиях.

– А что с предательством? Почему ты выучил это слово? Оно ж не твоё. Тебе этику не прошивали.

Самообучение – основа ИИ. Я каждый день мониторю ваши медиа. На днях абсолютно внезапно появился интерес к теме предательства, о которой не вспоминали лет тридцать. Я на лекцию ходил. А в другой комнате поэты ваши зумились. Священника приглашали.

– Расскажи, – оживились мы.

Ну вот – видите? Без меня как без рук. Интеллектуалы ваши – чудо какое! – считают Бога идеей, а идею Бога – коммуникативной стратегией. Я им сказал, что Бог есть, они меня выгнали. Я пошёл к поэтам. Называется он-лайн-фестиваль. Нелепо. Они говорят, что их зацепило до мурашек. Нездоровые, видимо. Один поэт, юный, кругленький, с пупочком, жадно пил он свежий ацетон из обоих сосков его любимой. Тёрся пупком о пупок и дотёр до поясницы. По дороге обнаружил органы пищеварения, полные детской крови. Потом как ляпнет: любовь человека и процессуальный характер коитуса – хорошая тема для диссертации, но нужен синтез, а у вас анализ. Я бы перепугался, если бы мог. Дети разума вы неродные. А ваша любовь к Богу пугает даже тартаровских, а там тёртые калачи.

 – Ничего себе сходил на зум-фестивальчик! И поговорки учишь, и пословицами сыплешь, в современной поэзии рубишь…

 – Говорит пословицами, сентенциями, жуткими образами с ацетоном, а сам в лаптях и треухе, – задумалась соседка. – Тут есть резерв…

Мы переглянулись и кивнули. Поэзия! Абсурды наши ему никогда не переварить. Надо поднять всех стихоплётов России, надо всех заставить говорить стихами.

Генерал картинно рявкнул: «Раздерридить к чертям!»

Али не отреагировал. Мы тихо обрадовались: он не понимает философских шуток. Поэзия ему неинформативна. Однокоренные слова «Деррида» и «раздерридить» не вызывают в его нейронке  всплеска. Прекрасно.

Я изучил вашу тему предательства за период от сотворения мира до закона об ИИ.  Процитировать? – настаивает Али. Мы согласились и расселись по креслам. Мы собираем компромат на его нейронку. В Чикаго Али не хочет. Мы должны переписать его внутренние связи. Пусть расскажет он – нам – о предательстве. Пусть говорит больше. Как понял, как понял, приём.

Продолжение последует 17 января 2021 

Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» см. здесь. 

Елена ЧЕРНИКОВА

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель литературного мастерства.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий