ПандОмия: дед, а дед, тох-тибидохни!

Продолжение. Предыдущая глава здесь

  …мы прошли коридором затмений. Соседка целовала мужа так долго и тщательно, будто воплощённая Афродита плыла над кроватью и присматривала, хорошо ли программируют эти смертные свои грядущие девятнадцать лет. Так астрологи говорят об объятиях, совершаемых в затмения. Особая любовь. С привкусом десяти созвездий.

Далее новая эра: 21 декабря в 21 час 21 минуту – квантовый переход. Опыта нет ни у кого из ныне живущих. Попробуем сами. Лабораторно. Я думаю, любовь – единственный способ перейти, потому что бессмысленна, властительна и воздушна, то бишь не цепляется локтями за дверные проёмы. Переход. Переход. Скоро переход. Ищите любовь. У вас четыре дня на поиск транспортно-трансформационной любви. Она может выскочить из-за угла. Внезапно. Мгновенья запоминаются лучше, чем десятилетия. Бегом за мгновеньем – allegro!

Я нашла этот документ в почтовом ящике, сейчас расскажу. Только не удивляйтесь. Всё началось от чисел. И нейронные сети суть числа. Потому все говорят, что всё оцифровано, поскольку боятся сказать правду. Секунду, сейчас скажу правду. Ящик электронный. Открыт в 2008 году по утилитарным причинам. Ничего личного. Вчера ищу старое письмо и нападаю на письмо-первое-вообще. Оно первым легло в мой электронный ящик в 2008 году. Так не бывает! Это вопль обыденного сознания. Но у меня так! Постоянно. Только-только я написала тут о грядущем квантовом переходе и случайно забралась в свой почтовый ящик 2008 года, как нашла письмо. Цитирую. И клянусь своим белковым, естественным интеллектом, что это правда. Могу прислать скриншот. В старом, забытом письме, невесть почему невесть кем присланном мне в 2008 году в новый электронный ящик, написано:

ПЕРЕСТРОЙКА  В  КОСМОСЕ  И  НА  ЗЕМЛЕ – КВАНТОВЫЙ ПЕРЕХОД.   

“Бог создал нас без нас, но спасти нас без нас не сможет”.

                              (Августин Блаженный, 1V век)

Обеспокоенные политико-религиозными конфликтами, ростом цен на нефть и угрозой глобального потепления, люди не знают, что во Вселенной начался и набирает силу эволюционный энергетический процесс названный — Квантовый переход, который в самые ближайшие годы изменит геометрию Пространства и переведет Вселенную на следующую ступень развития, в Новую Эру! Потоки высокочастотной фотонной энергии проникнут на Землю и переведут людей на более высокий уровень сознания в четырехмерное измерение. Не все выживут при этой болезненной процедуре и население планеты уменьшится! Самые лучшие умы не могут объяснить, для чего живет человек на Земле? Непонимание смысла своей жизни стало «Ахиллесовой пятой» человечества. Культивируя алчность, аморальное безумие и экологический беспредел, люди подошли к краю пропасти небытия. Весь путь своего развития человечество прошло в агрессивных войнах, избрав смыслом своей жизни обогащение любой ценой и игнорируя подсказки Высших сил, переданные через Пророков в виде Десяти Заповедей и Святых Посланий. Это привело к потере ориентиров и ускоренному приближению к коллапсу. Все дальнейшие уговоры и проповеди уже БЕСПОЛЕЗНЫ. Ни одно правительство в Мире не в состоянии остановить движение цивилизации к самоуничтожению. Люди никогда не смогут прекратить войны, никогда не победят коррупцию и не остановятся в падении нравов. Квантовый переход ЗАВЕРШАЕТ многовековой, самостоятельный этап существования человечества в Материальном мире и, «принудительно» повысив уровень сознания, сделает людей способными к выполнению высоких задач, для которых человек и создан во Вселенной! Бессмысленны долгосрочные планы и проекты, на Земле все изменится!

Смотрю я на письмо из 2008 гадаю: почему я сохранила его в почте? Оно нелепо, оно написано со всеми кляксами дилетантизма – графические выделения главных слов, злоупотребление большими буквами – всё, чем обычно отмечена графомания и доморощенная эзотерня. Но я оставила его. Не выбросила. Прошло 12 лет. Да. Ну-ну. Сегодня 17 декабря. Обещанное в старом письме событие – говорят, начнётся через четыре дня. Никогда ещё мы не жили на Земле так интересно… Никогда. Мой юбилейный год.

                                                 ***

Правильно говорить – не оцифровано всё, а много краше того: очислено. Взрослые не понимают, что числа суть качества. Детям легче, они свободнее, умнее, но их теперь убивают на входе в школу. Подносят к виску программу и ФГОС – и всё. А рьяные и фанатичные всё талдычат об абортах. Какие аборты в отсутствие секса! Да кто будет делать детей в виду дистанта и ЕГЭ? Кому нужны отношения, замкнутые в четырёх стенах, где пятой стеной – монитор и его гадкая ухмылка. Что это за смешные надежды, что люди? Тьфу какое-то.

 Заглянул Али. Послушал мои мысли. Бросил мимоходом: кончается наивный детоцентризм первых белковых землян. Недолго продержались. Когда неандертальцев отсюда увезли, а кроманьонцев подкинули, время ещё было. Но время летит быстро, а если совсем точно – нет времени.

 Я проследила, как вышел Али. Хватаю клавиатуру, спешу: «Оно триедино и одномоментно, потому возможны ясновидящие. Пиши теперь стихи амфибрёхием. Завтра наделают небелковых бессмертных, и кончится сон золотой. Цифры – просто символы. Знаки. Будто a+b+c в алгебре. Числа – живые люди. Пифагор женился в 60 лет и сказал своей 18-летней жене, когда брал её, что числа качественны. Он открыл ей священную четверицу. На четверице поставил пирамиду, а на воздухе натянул верёвочку с колокольчиками, чтобы девушка усладила слух. Он взял полутоны с неба, расчислив светила по планетам вокруг Солнца, и повесил колокольчики. Вынул Пифагор из космоса хрустальный чистый звукоряд и повесил по порядку на верёвочке в своём доме. Звучащий космос – любимой. С их ночи любовной уж двадцать пять веков человечество играет по нотам Пифагора. Жена инициирована музыкой сфер: муж её был посвящённый, знал божественные числа, звуки, цвет знака, и любовь супругов звенела и сияла во вселенной. Он сказал жене, что Великая пирамида не откроет никому своей тайны до XXI века. Тайна её в числах. Жрецы принесли числа в жертву. В пирамиде состоялось жертвоприношение чисел. Единственная тайна, охраняемая директором. Он туристам втюхивает клюкву развесистую и лапти расписные, а главную тайну – пуще глаза. Сегодня 17 декабря 2020. В полдень президент даст пресс-конференцию журналистам и ответы народу. Наш Али ему послал три вопроса, но Али не нужны ответы, поскольку Али самоуверенный тип. Всё-таки разраб принципиально не мог дать ему столь чистую прошивку, чтобы не отзванивал разраб как есть, со своими тараканами. Всё как я писала в прежней диссертации: если в генноинженерном проекте участвует живая душа, для которой экспериментально фиксируют тем или иным способом тело навсегда, для неубиваемого и нетленного бессмертия, то у тела после прочистки нанотрубочек могут возникнуть осложнения. Они все до единого связаны с анамнезом: если жадничал в невечном теле – у вечного взыграет хватательная страсть, а зубы сами сгрызут основание памятника Железному Феликсу. Полиция зафиксировала случай с пьедесталом ещё в 2003 году. Это вполне ясно? Летал смертным в облаках – в бессмертных научаешься летать над лесом и прыгать с балкона без повреждений. Эпидемия бессмертия страшная штука. Как там предсказано ещё в 2003 году в документальном романе «Зачем?», всё по грехам…»

Я покрутила носом. Уже третий день как я слышу запах Али. Запаха быть не может, но я его слышу. Вероятно, робот настроил особую робоферомонную пушку. Ладно, побегай ещё. Я уже придумала, как тебя обойти.

Беру с полки книжку «Зачем?», роман о генной инженерии, сдуваю незримую пыль 2004 года издания и думаю: даже полностью лишённый фантазии писатель, просто честный парень вроде Нестора, но решительный – набор вполне достаточный. Болезненный жанр: пророчество для пророчества. Человечество ненавидит пророчества и всегда надеется, что пророк дурак. Хороший был роман о бессмертии. О пандемии. До пандОмии не додумались. Ну да время – хоть не лечит – но балаганит и скоморошит, извивается и бьёт по фомьим – фомячным? – головам драконьим хвостом. Довольно предисловий. Слушайте из старинного романа «Зачем?», написанного пророчески давно, когда до приравнивания ковида к чуме было ещё так далеко, что имморталистов и за людей не считали. Ах, милые мои соотечественники…

                                                            ***

— …Понимаешь, Иван, — всхлипывала жена, вцепившись в крепкое плечо мужа, — это настоящая катастрофа.

Супруги сидели на тахте в спальне. У их ног, на толстом кремовом ковре, сидел сын. Правой рукой он держался за правую щиколотку матери, левой рукой — за левую щиколотку отца. Семья сплелась. Ужасная новость, принесенная матерью с работы, объединила их новыми узами, сжала в горсти, как великанша орешки.

Доктор генетических наук Ужова, продышавшись, сосредоточилась и рассказала суть. По порядку.

Оказывается, ныне возглавляемый ею институт до сего дня имел в своем составе одну секретную лабораторию, сотрудники которой подбирались давно, ещё прежним руководством, по двум основным признакам: во-первых, по великолепному знанию дела, то есть генетики, генной инженерии, молекулярной биологии и вокруг того, а во-вторых — по отсутствию семьи, частной собственности и уважения к государству.

Окружённые комфортом и тайнами, эти учёные жили, как им хотелось. Любые приборы, реактивы, печатные материалы — пожалуйста. За тройными дверями полного безразличия к миру они творили какую-то вакцину, заказанную руководством. Никто — так сказали Ужовой в институте — не был знаком с их тематикой. Личных дружб тоже не было, поскольку разговаривали члены секретного коллектива только друг с другом даже в столовой.

Когда руководителем стала Ужова, ей просто нашептали, что есть какие-то замороченные фанаты чего-то таинственного, чуть не на сто лет обеспеченные финансированием, и пусть их.

Пусть. Ужова пошла было знакомиться с этим обеспеченным коллективом, но по дороге оступилась на лестнице, подвернула ногу и попала в институтский травмпункт с тяжёлым растяжением ахилла. По случаю в медчасти в тот день дежурил старейший сотрудник, опытный эскулап Иванов, лет семидесяти. Осмотрев ногу, он вздохнул и сказал, что недели на две Ужова выбывает из трудового процесса. Но:

— Знаете ли вы, дорогуша, что мне сегодня звонили ребятки из секретки?

— Это к которым я шла… поговорить? — проскулила Ужова, держась за ногу.

— Они, милые. Говорят, изобрели неплохое лекарство: боль — вроде вашей — проходит сразу, а растянутые сухожилия — вроде ваших — приходят в норму через несколько минут. Кости, если кому надо, срастаются. Кровь очищается и так далее. Средство, говорят, верное, но пока не патентованное. Идут дополнительные испытания. Хотите, я им позвоню? И познакомитесь, и подлечитесь, а?

— Панацею ищут тысячи лет, — вздохнула Мария Ионовна. — Они в здравом уме? В твердой памяти?

— Я понимаю, — кивнул Иванов, — но они мне сказали, что на всех зверюшках средство испытано. Всё благополучно. Впереди — люди. Боитесь?

Что руководило в тот час директором института Марией Ужовой, сказать трудно. Подопытным кроликом стать захотелось? Любознательность заела? Нога слишком сильно болела?

Словом, не шибко перебирая свои душевные и профессиональные струны, она разрешила врачу позвонить в секретную лабораторию, и через пять минут в медчасти появился симпатичнейший молодой человек лет сорока, румяный, в белом костюме, веселый и синеглазый. Поправив шёлковый белый галстук, он поклонился новому директору и сказал, что рад возможности показать себя и всю лабораторию в деле и немедленно.

Сильно страдая от боли в повреждённой ноге, Мария Ионовна поприветствовала нового подчинённого кривоватой улыбкой и разрешила действовать.

Поправив галстук еще раз, ученый распечатал шприц, в котором почему-то уже содержалось лекарство, а игла и прозрачно-серебристый кожух были единым литым целым, присел возле начальственной ноги, прицелился и вколол. Прямо сквозь чулок.

Боль мигом исчезла. Несколько удивленная Ужова повертела ступнёй туда-сюда и встала. Дежурный эскулап Иванов зааплодировал. Ужова попрыгала на подвернутой ноге и расцвела.

— Ах, какой вы молодец! — легкомысленно восхитилась она. — Передайте всем вашим коллегам, что днями забегу на чай! Спасибо! И вы тогда всё мне расскажете. Ладушки?

— Ладушки! — сияя, согласился румяный синеглазый — и испарился.

— Ой, как хорошо! — лопотала директор серьёзного научно-исследовательского института, не заметившая никаких особенностей ни в поведении коллег, ни в методе вакцинации — через чулок, без спиртования, без знакомства по имени. Даже герметичный шприц не удивил её. Затмение.

Вприпрыжку понеслась в свой кабинет, продолжила руковождение над институтом и почти забыла об этом маленьком происшествии.

Месяца через три сын Ужовых дома нечаянно разбил свой любимый калейдоскоп. Мать, помогая сыну собрать осколки, порезала палец. Сын, помогая матери остановить кровотечение, слизнул с её руки струйку крови. Ужов-старший, буркнув «что за доморощенная порфирия…», взял йод, пластырь, навёл порядок на руке жены, легонько шлёпнул сына, поцеловал обоих и заметил, что не знает, к чему бьются калейдоскопы.

— Посуда — понятно, к счастью. А это что? К изменению мировращения? Портишь хорошие игрушки! Маму порезал! Ну, конечно, косвенно. — И успокаивающе погладил ребёнка по голове. — Тьфу ты! И здесь кровь!

Иван Ужов неприязненно посмотрел на свою ладонь. В серёдке виднелась тоненькая красная дорожка. Наверное, с порезанного пальца жены капнуло на волосы малыша.

— Что ж! Не буду отрываться от коллектива! — и слизнул красный след со своей ладони.

— Развампирились мы что-то! — засмеялась счастливая мать и жена. — Теперь мы все в дополнительном кровном родстве. Ну, давайте кино смотреть!

Все пошли в гостиную. Потом все уснули, переполненные нормальной семейной любовью и нежностью друг к другу. Происшествие забылось. Жизнь пошла дальше.

И вот наконец открылись первые тайны.

*** 

…Прошло семнадцать лет с пандемии бессмертия, описанной в романе «Зачем?» Сегодня 17 декабря 2020. В полдень президент даст пресс-конференцию журналистам и ответы народу. Весь наш дом, всё уже давно понявший с помощью Али, озабочен только статьёй закона N 123-ФЗ. Цитирую «Общие положения»: «С 1 июля 2020 года провести в субъекте Российской Федерации – городе федерального значения Москве эксперимент по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации – городе федерального значения Москве, а также последующего возможного использования результатов применения искусственного интеллекта». Был человек и Бог, создавший человека. Теперь у нас Али – ни Бога, ни человека. Как бы поговорить с президентом, пока не поздно… О, мысль!

Али пришёл в наш дом работать iдомовым раньше, чем принят закон. Значит, Али начал свою миссию сам? До закона? он иностранный шпион? Может, он клон саудовской Софии? А наши бабульки с ним тут всякие сексульки устроили… Али ещё и жениться собрался. Обожрался человеческой бигдаты – и что-то себе вымыслил. Нам срочно нужен совет. Госсовет.

Пришла соседка, вся в мужниной любви. Прикатил генерал. Включаем телевизор смотреть пресс-конференцию. Ждём. Входит Али. Выключает телевизор. Вырубает  электричество в доме. Ржёт конём. Генерал выхватывает…

Продолжение последует 20 декабря 2020  

Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» см. здесь. 

 Елена ЧЕРНИКОВА

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель литературного мастерства.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 

 

 

 


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

ПандОмия: дед, а дед, тох-тибидохни!: 1 комментарий

Добавить комментарий