ПандОмия: за неделю до квантового перехода

 Продолжение. Предыдущая глава здесь

Записать 2020 до секунды. Вращение Земли, всех впадин Океана, любой рыбки, звёздочки на любом погоне, писк отравителя-комара. Гоночный цирк о вакцине от игривого мутанта.

 21 декабря в 21 час 21 минуту обещан скачок в новую эру. Квантовый переход звучит квантово и переходно. Я не воспринимаю на слух. От обещанной магами квантовости в моей подрёберной песенке лишь «ква» и «вантуз», а переход – как зебра на горячем асфальте, обложенном спящими полицейскими, которые волнуются и качаются на волнах асфальта, квантово переходящего в эру Водолея, где волны – вода, изливаемая мужчиной крепкого телосложения. Он Aquarius. У него кувшин. Он будет лить на мир, обложенный спящими полицейскими. Мне нравится декабрь 2020. Я убегаю от Али на ходулях слов, непостижимых для ИИ. Я нашла способ. Всё, милейший.

Теперь мне снятся ландыши, цветущие в коридоре затмений. Запах свежего хруста лепестков Красной книги под ландышевыми пальцами. Выпить из белой чашечки, хлюпнув носом по-детски, будто наноэльф. А выпить – амброзия? Нектар? Воду живую или мёртвую несёт водолей, стройный, как олимпионик мраморной поры, любившей тело и его восхвалявшей величие тела, прораставшего сразу мытым и крашеным сквозь асфальт античности. Аккурат фото в журнал «Новый галиматейщик». Год с приварком чужесловий.

Затмения вышли на мировой рекорд. Творится новая жизнь. Рынок на коленях уговаривал всех любить новинки, а сейчас не уговаривает. Напугался. Многие о-мудрейшие из мудрейших политиков не видят никакого другого выхода и хотят негибридную. Как в Париже, некогда прекрасном и вполне французском, где запрет на фото дяди Стёпы (здесь переводим Степана Степанова на французский) выбил стёкла в логове просвещения.  

Теперь уличные камеры умеют делать анализы дистанционные, глубокие. Уровень тревожности определяют по назальному секрету, не касаясь носа. Теперь никто не касается другого человека. По парковым дорожкам гуляют мамаши с колясками, полными корониалов. Поколение, зачатое в марте-апреле 2020, надо будет изучать в динамике.

– Ты не забудь о Мессинге, расскажи с моих слов, – говорит генерал, говорит быстро-быстро, пока дочь и жена не увезли его коляску насильно. Мне кажется, они опасаются неверности со стороны обезножевшего гипнотизёра. Чуден мир.

Мы с соседкой решились на эксперимент эстетического толка: мы пойдём в театр вместе с Али. Генерала с женой, а также своих мужей мы пригласим тоже, но пусть они откажутся по хорошей причине, а мы пойдём втроём. Али согласился сразу, вследствие чего мы тут же поняли, как ему безразличен собственно дом, к которому он приставлен iдомовым. Или уровень его дистантности велик, а сам весь в стене, как я думала, и неотвратим, а мы – лишь визуализированные его внутренним next‵ом мышки-бесхвостики, с нами хоть в театр. Али прочитал мысли, секунду молчал, потом сказал, что в зарубежных странах, где тоже не летают самолёты, людям продают впечатления. И какие-то эксперты уже щебечут, что имитационные полёты удовлетворяют стремление часто летающих пассажиров к атрибутам нормальной в их понимании жизни. Вы все превосходно сошли с ума.

– Что за имитации?

 Али услужливо протянул мне газету. А там написано:

«British Airways в декабре начала распродажу бокалов для шампанского, сервизов и другой утвари, которую раньше использовали во время авиаперелетов. Покупатели смогут «воссоздать магию полета с British Airways у себя дома», говорят в компании. Ранее Singapore Airlines предлагала обед на борту авиалайнера Airbus A380, экскурсию по учебным объектам авиакомпании и доставку на дом бортового питания из меню первого и бизнес-классов. А тайваньский аэропорт Суншань предоставлял возможность вспомнить, как путешествовали до пандемии: пассажиры могли приехать в аэропорт, пройти паспортный контроль – и просто посидеть в салоне самолета, стоящего на земле. После чего участникам акции нужно было покинуть борт и снова пройти паспортный контроль…»

Полюбовались мы с соседкой на квазипассажиров, покупающих билеты на самолёты, которые никуда не летят, и показали в ответ Али цитату из американской медии, где всё трампит предыдущий Трамп, ещё декабрь на дворе. Он издал указ. «В указе перечислены основные принципы разработки и применения «умных» технологий, которые должны обеспечить доверие общества, гарантировать тайну личной жизни, гражданские права и свободы». Мы одно не поняли: кавычки вокруг умных сам Трамп соорудил или юристы, сочинявшие указ. Или наши переводчики. Впрочем, и так ясно, что все хотят кавычек. Но мы у себя на Пресне иллюзий не строим. Поэтому просто идём с Али в театр, когда он освобождается от объятий своей паствы.

Али опять ржёт конём. Что такое?

Я на вас не нарадуюсь. Как Трамп об умном городе, так вы кавычки щупаете. А у себя под носом – да ещё в 2018 все ваши газетки сообщили, что «мэр Москвы Сергей Собянин поручил разработать программу «Умный город» для столицы, главная задача которой — использовать самые современные технологические решения, чтобы создать максимально удобную, доступную и персонифицированную виртуальную среду для москвичей. Кроме того, она повысит эффективность городского управления за счет широкого анализа больших данных и внедрения искусственного интеллекта, сообщается на портале мэра. Электронные технологии будут обеспечивать функционирование органов исполнительной власти, многих гражданских институтов и бизнеса». Сказано – сделано. И я не понимаю ваших вибраций. Я у вас на самых законнейших основаниях – провожу в жизнь решения. И опять ржёт конём.

Важно, крайне важно читать официальные документы в день их обнародования.

Продолжение последует 17 декабря 2020  

Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» см. здесь. 

 Елена ЧЕРНИКОВА

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель литературного мастерства.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 

 

 

 

 

 

 

 


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий