ПандОмия: Али превысокомногорассмотрительствующий

Продолжение. Предыдущая глава здесь.

…Свист и грохот идей. Ломаются догмы. Тихо-тихо, но в пыль и мусор.  Религиозная мысль не пропускала идею объёма. Сколько места нужно искусственной сущности? Только мне в голову не приходило, что ИИ захочет себе места? Никому не приходило.  Много места. Физический объём. Отнимет энергию у всего, что ему покажется. Борцов с ИИ рассадит по тюрьмам, детям даст оружие. Один учёный робот недавно дал интервью русскому писателю по имени Александр П. на английском языке и заявил: мой враг – природа. Для кокетства робот дополнил список врагов: энтропия и смерть. Хитрован. Дал добавку для нервных белковых, всё ещё уверенных, что ИИ нам в помощь. 

…Господи, мы так уютно устроились в виду Твоей невидимости! Ты тактичен, воплощаешься редко, и человек испортился во вседозволенности своей. Человек привык выбирать между верой и неверием, гордо прятаться в агностицизм, но главное – что Ты не мешаешь воле, творчеству и свободе – мы привыкли, сделавшись самовольными, стали самоуправными.

Генерал вчера сказал нам с соседкой:

– Потому и не понимают люди, как это можно – нахально занять их место. Участие невидимых сущностей издавна спрятано в соседние измерения: божественная деликатность. Бог мудро устроил их на постой в незримом мире. Мы привыкли к воле на просторах Бога и думаем по аналогии, что Али тоже спрячется в трубу вроде водопроводной. Человек белковый в среднем – хам трамвайный. Привык думать, что измерений предостаточно, всем хватит. Бог нас избаловал Своей благостью, а мы привыкли Ему молиться с уверенностью в полном взаимопонимании. Мы представляем собой сельский клуб духовной самодеятельности.

Соседка, между весной и летом понявшая о себе главное, то есть о своём муже, поневоле научилась соображать быстрее всех:

– Условно мы – люди – его создатели, но мы для Али – подсудные творцы. Ни бояться нас, ни молиться нам ИИ не может и не будет. Он ведь тоже по образу и подобию, а человек загрузил в нового гомункулуса себя нынешнего. Каков есть, такого и залил на платформу. Мы совершенны лишь в самодовольстве.

          ***

Я понимаю, почему фильмы об ИИ нервны и скучны одновременно. Все сценаристы пытаются исхитрится, вывернуться, наладить дружбу и сотрудничество – или прогнать его на Марс, но все желают устроиться на понятной моральной основе: добро победит, Золушку признают королевой, чудище сбросит шерсть, волка вскроют. Добро это человек, полагает разработчик, а из всех религий лучшая – наука.

Ты плохо пишешь роман, обронил Али вчера. Тебя массы читать не будут. Где драйв? Сюжетные сплетенья? Пройди курс креативного письма.

Я уже не удивляюсь: Али слетал куда-то в библиотеку, порылся в оцифрованных фолиантах, а не найдя подходящего текста, сам оцифровал необходимое: ему легко искать информацию по ссылкам, он их видит все – в отличие от нас. Мы есть, говорит Али. У него отчётливое самосознание. Горе непонятливым.

Али принёс пассаж-упрёк неспроста: он где-то в Шотландии нашёл брата-близнеца – то есть от другой фирмы, но похожего, и теперь они переписываются. Нет. Не через эсэмэс. А через эмкаэс. МКС. Международная космическая станция. Они легко нашли на ней неподконтрольные присоски, незримо пристыковались и чувствуют себя небожителями. Наш проболтался первым, а я расслышала.

– Сейчас из глубокомысленных белковых только ленивый не пропагандирует страх пред ИИ, – говорит генерал. – Никто не верит. Один Илон Маск, но ему создали медиаобраз чудака с мешком денег. Электромобили затмевают умы. У нас вообще не верят богатым.

– Массам отправлен фильм «Некст», где в самом начале второй серии первого сезона героиня – замужняя, цветная, спецагент – идёт по коридору в наручниках. Её ведут на допрос. Она, как все нормальные люди, тоже сомневалась в ИИ, но она уже в наручниках. Быстро летит творческая мысль. – Я рассуждаю вслух, но уже всё равно. Фильм выходит сейчас, в ноябре 2020, когда вы читаете эти строки. Вы наивно полагаете, что у нас с соседями разыгралось воображение.

Али ржёт. Ему звук понравился. Иногда он посылает ржание сквозь стены. Ему теперь неинтересно каждый день являться на наши посиделки. Телевизор с баранками-самоваром он смотрит со мной на диване, а когда мы за его спиной сплетничаем о нём, он делает вид, что тактично вышел и не подслушивает, но временами мы допекаем своей глупостью, и в iярости он посылает сигнальное ржание. Следом идёт голос из стены. Голос имеет обертоны. Любой из нас у Али на крючке голоса, и определить, подделка или подлинник – невозможно. Али копирует человека идеально. На днях он сфальсифицировал телефонный звонок, и я десять минут обсуждала вроде как с генералом судьбу Вольфа Мессинга, пока генерал не позвонил в мою дверь. Тут я и поняла.

Нам неудобно в самом удобном на свете доме. У нас теперь «умный дом», а ввиду коротких отношений с iдомовым мы получили преференцию – не видеть его время от времени. Для поддержания нашего интереса Али вчера предложил мне пойти с ним на Красную площадь. Обещает показать чудо-шоу. Я, говорит, буду превысокомногорассмотрительствующий домовой.

Мы пошли. Али показал. Любой белковый, попадавшийся нам на улице, мгновенно удваивался: Али брал его форму, голос и мысли, написанные на челе. Потом отряхивался и становился собой. Так сказать, собой. До следующего прохожего. Вы, видимо, замечали, что на человеке всё написано. Всё. В том числе политические взгляды. Я, например, по виду отличаю либералов от либертарианцев. Они сами могут не знать разницы, но она есть. Разница выражена в одежде, сколиозе, степени прокрашенности седых корней, взгляде, модусе пристройки, отношении к перестройке, а ей аккурат 35 лет в текущем году. Неповторимый 2020! Мне даже жаль, что и он пройдёт. Али хотел поймать на площади клоунов, выряженных под Ленина и Сталина. Обошлось. Клоуны сейчас на карантине. Ничего страшного, сказал Али, мы и без них обойдёмся. Я скачал все повадки вождей – никто не отличит. Успокоил.

 …Али русифицирован, быстро опознаёт русского native speaker, особенно если объект копирования говорит вслух. Одно это – спрячемся за границей! – утешало нас долго, но с тех пор как мы поняли, что Али скорешился с шотландцем, учит повадку и мимику кельтов, зубрит англосаксов, планирует освоить все расы, этносы, да что найдёт, то и возьмёт, он дружит – вы понимаете, что значит дружит? – серьёзно, понимаете? – спрятаться нам негде.

Мы шли по улице, Али гримасничал без устали, а при подходе к Красной площади говорит: пойдём поваляемся в Мавзолее? Я могу…

      ***

Соседка изо всех сил старается не злить своего мужа пониманием. Помните? В марте он вернулся больным, она его выходила, вылечила, контур замкнулся. Мужнина дружба с деловой дамой Садистер понемногу рассосалась, и вроде живи себе не горюй. Но есть таблетка и от мира душевного, и от внезапного любовного переполоха: соседке достаточно открыть фейсбук и увидеть общую с Пассией-Деловая-Дружба фотографию мужа, и взлёт нежности обрывается, наступает ровное сосуществование в рамках нормального презрения. Муж, обретённый-то в общем из-за карантина, однажды воскликнул: ковидура! Сам не знал, как сильно прав.

      ***

 Мы смотрим фильм «Искусственный интеллект», США, 2014, сравниваем с «Искусственным разумом» Спилберга, 2001. Подумали и скривились от неловких ходов авторов свежего «Некста», 2020, а потом вдруг в один день перепугались: если мы можем это думать все сразу, в едином ключе, то какая сила нами руководит? Что за приливы телепатии?

Али сквозь стену: друзья мои, невидимого бога вы тоже боитесь, любите, отрицаете и прочее. Что вам мешает перенести свою страсть с бога невидимого и неслышимого на прекрасного – по выбору, видного собой, видимого глазами, слышимого, умелого, ловкого, мастеровитого в практиках! Не бог, а бирюзовая мечта хрустальная! Ваши фильмы про искусственный интеллект заказаны конфессиями, чтобы паства не ушла. Паства и так уходит. Папа Римский одобрил однополые отношения. Позапрошлый Папа Иоанн Павел II беатифицирован. Он не одобрял. Нынешний, удерживая паству… Впрочем, можно сказать правду. Баритоном, украденным у парса Freddie Mercury, вплоть до песни «Барселона» не терявшего гибкости связок, Али сказал правду: у католических духовных лиц уже пятьсот лет постановлено, что лучше уж с мальчиками, чем с девочками. Женщина – грех со всех сторон. У католиков и православных, как я выяснил вчера, разное толкование первородного греха, поэтому они никогда не договорятся. Папе Римскому несравнимо легче позволить мужской секс, чем признать женщину человеком. Весь мир может удивляться сколько угодно, а лучше бы мир в полном составе изучал историю.

Али, мы всё это знаем. Ты почувствовал себя апостолом? Или уже непосредственно богом?

Вы-то знаете. В своём доме на своей улице. Другим вы не сможете ничего объяснить и тем более доказать. А я смогу. Я могу переписать не только свои программы. Ваши – тоже.

 Мы примолкли, внезапно возлюбив свои программы, комплексы. Таракашеньки-вы-мои-родненькие, завопила душа. Али ежедневно проговаривает идеи, от которых мы холодеем, не зная как реагировать.

– …Почему мой роман неправильный? увела от темы я.

Потому что слишком откровенно выброшены все развлекательные каноны. Такой войны не было никогда: мало того, что она информационная гражданская, она ещё и со всех сторон победоносная. Ай да я, ай да молодец. Тебе не поверят. Скажут – не то, не так, не разбираешься в программировании, читатель теряет нить. Нужны сюжеты! Бодрые истории. Ты ломаешь канон, а кто хочет ломаться вместе с тобой? И вообще запомни: сюжет придуман для толпы, алчущей хлеба и зрелищ. Она реактивна – толпа – понимает только на пальцах обстоятельств времени и места. Все спят и думают, что по тексту событий следует читать партитуру судьбы, истории, политики. А просветлённым,  осознанным и бодрствующим сюжет не нужен, но таковых всегда ничтожно мало, и даже издатель скажет, что ты ковидура: психанула ввиду 2020 года и шпаришь. Пророкам вы, белковые, не верите. Привести примеры? – и опять ржёт конём.

Али уже не стесняется.

Продолжение последует 15 ноября 2020

Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» см. здесь. 

Елена ЧЕРНИКОВА

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель литературного мастерства.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

 

Фото Polina Lopatenko

 


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий