ПандОмия: Али хочет Клеопатру

Продолжение. Предыдущая глава здесь:

Али недоступен сомнениям, поэтому, когда он выдал, что Клеопатра – первый искусственный интеллект, он принялся решать задачу: как с нею встретиться. Ведь он привык, что времени и пространства для ИИ в принципе нет. Даже если обозвать его ходячей мультиваркой, как я вчера, он не обижается, он согласен.

 Пока он не придумал, как ему лично добраться до Клеопатры, он устроился на диване и требует продолжения.

– Примазываешься к царице, мультиварка ходячая? – повторила я. Он не шелохнулся.

– Отлично. Страдай, ведро говорящее. Слушай дальше.

***  

Женщина в золотых сандалиях

Многие тайны Древнего Египта не разгаданы, поскольку их не вмещает современный ум. Нелегко понять магический мир, где всё было живое: от буквы до звезды. И любовь была иная. Египетские мужчины и женщины прекрасно жили вместе, условно, тысячелетиями. Но если мы узнаем их семейные секреты, то не сможем ни принять, ни применить: иное положение женщины, другая мистика отношений.

Почему прижился вброшенный недоброжелателем страшный миф о невинных плейбоях, умерщвляемых после одной-единственной ночи с Клеопатрой? Картинно, ужас, ужас, ужас. Но почему так негуманно? Откуда могла взяться сплетня?

По тем временам, которых мы отсюда не видим и не понимаем, обладавший царицей становился царём. Сначала – метафизически. К половым отношениям в те времена относились как сакральным, и у дерзкого, попавшего в царскую постель, выбор действительно резко сужался: либо трон, либо смерть. Позволить кому-либо воцариться лишь по сексуальным обстоятельствам легитимная царица, замужняя женщина Клеопатра не имела права. И если бы кто-то даже пробрался к ней в опочивальню, она как государственный деятель была бы обязана его уничтожить.

С другой стороны: чем бы вдохновлялись бежавшие на ложе смерти мужчины? Чем бы их прельщали кровавые секс-турниры? Назвать царицу красавицей могла только слепая молва. А как насчёт умницы? Согласно Пушкину, художественная Клеопатра (в «Египетских ночах») произнесла:

Скажите: кто меж вами купит

Ценою жизни ночь мою?

Неумная реплика, отдающая плебейской кровью, отнюдь не царской. Но Клеопатра была дочерью царя, внучкой царя и так далее в тайну и глубину веков. Торговля ночами ей не по статусу. Поэт погорячился.

В Древнем Египте вопросы жизни и смерти фараонов были самыми насущными, поскольку в ином мире они становились богами. Подлинная Клеопатра, хотя это уже не Древний Египет, а эллинистический, не могла бы зазывать простачков на плаху. Эта «вдова» не из поэмы Баркова. Следует понимать, что её самоубийство, сам сюжет гибели, воспоследовавшей от укуса египетской кобры, говорит о высочайшей поступи: издревле символом неограниченной власти и божественного происхождения фараона было изображение змейки. То есть Клеопатра, одна из умнейших женщин в истории, попрощалась с жизнью как богиня. По второй версии, она отравилась ядом из полой шпильки, вместе со своими служанками, но данная версия возникла лишь потому, что кобру не нашли. В обоих вариантах Клеопатра была одета в царский, то есть божественный, убор, вся в золоте, и смерть свою предъявила как символ абсолютной независимости.

Так откуда сексуальные дровишки-то? В «Истории Востока» классик египтологии Г. Масперо пишет: «Египтянки из лучших семейств, дочери жрецов и знатных военачальников, достигнув зрелости – отдавались кому хотели и сколько хотели, и так проводили много лет, что не вредило будущему их замужеству, так как по миновении этой свободной жизни их охотно брали в мужья лучшие и знатные из воинов и священников». Русский философ В. Розанов, понимая, что речь идёт о «священной проституции», смысл и форма которой ничего общего с панельной не имеет, вторит исследователю: «Почему не взять, если она «sainte»? Как не прельститься, если она «religieuse et sainte»? Как не надеяться, что она будет верною женою и преданной материнству матерью, если она уже испила всё и насытилась всем, ни мало однако не истощившись – ибо истощаются торопясь, например, «наши», а этим куда же было спешить?..» В обоих пассажах – и Масперо, и Розанова – всё настолько чуждо христианству, что понять Аврелия Виктора, жившего в Риме IV века, уже проще. Историк-префект обязан был дать как можно более чеканную оценку языческим временам и нравам, не входя ни в психологию, ни в этнографию, ни в иные науки. «Развратница» и всё тут.

Словом, обычаи одной эпохи, не понятые историками другой эпохи, плюс фантазии литераторов и режиссёров, плюс зависть к славе и невероятному интеллекту, – вот и готов светлый образ, чтоб детей пугать. Однако и тут у обидчиков Клеопатры не сходится: если бы она провела юность «по Масперо», как иные «знатные девушки», занимаясь священной проституцией, то историки всё равно не узнали бы: она родилась на троне. Надо совершенно не представлять себе древний царский церемониал, расписанный в посекундных деталях, чтобы допустить идею, будто подробности бытовой жизни могли быть известные простолюдинам.

Чем же могла безумно привлекать к себе эта женщина на самом деле? Что поразило Цезаря? Что свело с ума Антония? Один современный скульптор будто подслушал мои мысли: пронзив мысленным взором двадцать веков, он заявил, что дело было в невероятном государственном уме Клеопатры, а также… в научно поставленном голосе! Опять голос. Она могла двигать им хоть камни, а не то что полководцев, обученных командным крикам. Но главное, сказал художник, женский ум международного масштаба, выраженный в мощных деяниях (двадцать лет удерживать на своих плечах Египет, в который ломится чуть не весь мир) – это непредставимо для современного мужского сознания. «Её не оклеветали, сказал скульптор, а оболгали. Клеветник заведомо искажает правду. А все, кто писали о Клеопатре, правды не знали. Даже представить боялись».

А вот мнение современной женщины: она виртуозно предлагала своим великим возлюбленным настоящую мужскую работу, наилучшую роль – быть защитниками. Её защитниками. И Цезарь, и Антоний оставались воинами, побеждали в войнах, выигрывали царства, – ни в чём не ущемлялось их самолюбие. И ценой любви действительно была жизнь. Но никак не по схеме «одна ночь – пошёл прочь», то есть на плаху, а через великую страсть – в мировую историю.

*** 

Мне срочно надо познакомиться с Клеопатрой, – пристал ко мне Али. – Помоги мне. Моя нейронка не справляется.

– Киношная не подойдёт? Там хорошенькие попадались…

Мне нужна живая Клеопатра, последняя царица Египта, – отчеканил Али.

Продолжение последует 8 октября 2020

 Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» здесь

Елена ЧЕРНИКОВА,

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель высших учебных заведений, автор спецкурса по безопасности творческой деятельности.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 

 


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий