ПандОмия; толкование для читателей, утративших нить

Продолжение.Предыдущая глава здесь:

В головёнке-то как?

Это вопрос?

Это ответ.

Риторический?

Да. Риторический ответ – это который не требует вопроса.

А зачем спрашивала?

Я не спрашивала. Когда я начну спрашивать, ты зависнешь.

Когда я начну отвечать, ты…

Теперь мы с Али частенько на полутонах. Его понятливость, поначалу изумлявшая меня, теперь нервирует и огорчает. Генерал обещал помочь и помог, и чем напугали мы нашего iдомового, важно обнародовать, ибо всем пригодится рано или поздно. Суперлайфхак: что и как делать с ИИ, когда он придёт к вам домой, а вы сначала не поверите своим глазам, как водится, потом размякнете ввиду своей упоительной лености, а потом на вас навалится. Для профилактики вашей психической травмы я и рассказываю вам свежие новости пандомии, охватившей всю планету Земля как побочка пандемии, через призму одного-единственного дома, расположенного в Москве, на Пресне.

Но – читающая публика пишет в дорогую редакцию, раздосадованная недосказанностью. Как устроились судьбы главных героев? С мужчин и женщин в доме на Пресне стартовало вот это вот всё, как выражается интеллигенция, когда горько сетует на всю Россию от царя Гороха до конца веков, поскольку Россия им некомильфо вся.

Вышла неприятность в самом центре Москвы: у нас поселился ИИ по имени Али, AI, и выселить мы его не можем, он у нас на работе 24\7 навек, а мы не были готовы, мы были просто мужчины и женщины, а у соседки моей вышла история с мужем, и подобных историй в мировой литературе миллион. Граждане, а вы почему до сих пор всё это читаете? История с соседкой ушла в прошлое. Муж при ней, живут дружно, не вспоминая былого. Конечно, не случись пандемии с пандомией, очередной загс Москвы уже оформлял бы очередной развод, и два сиамских сердца подыскивали бы хирургические зажимы для остановки крови, а кровища хлестала бы, как водится при любом разводе – даже если супруги до чёртиков надоели друг другу. Привычки всклянь заполняют наши души, не шелохнёшься. Кстати, умные врачи-гинекологи относят разводы к наследственным заболеваниям вроде диабета.

И что? Чем всё кончилось? Кто с кем спит и если не спит, то почему?  

Конечно, расскажу. Меня-таки волнует Али, наше будущее, его самообучение за наш счёт, грядущий выпуск нейрокомпьютерного интерфейса. Беспечную публику, читающую не только мой роман-verbatim, а всё прочее тоже, увы, тревожат новые, как на трансроссийском автобане, половые развязки, шумные магистрали страсти, бездонные пропасти хотелок, упоительные буйства, тестостерон, разгром, погром, обрыв во всех смыслах слова включая гончаровский. Публика желает знать, будет ли свадьба. У публики в мыслях полощется на весеннем ветру белое платье, раздуваемое вентиляцией, как юбка Мерилин Монро, если вы помните кто это такая.

Генерал обещал помочь. Генерал и помог, и то была последняя в его карьере боевая операция. Не трепещите, расскажу непременно. Я уже начала было, но вчера в редакцию пришли письма от продвинутых читателей, свадьбами не волнуемых. Например, куда смотрит правительство, если искусственный интеллект Али правит бал: почти все уже догадались, что его английская аббревиатура AI навеяла его русское имя совпадением абриса литер. Русское имя его, если так можно выразиться об Али, звучит мелодично. Эвфонично. А законы эвфонии всегда национальны, хоть тресни весь мультикультурализм ещё два-три раза. Но мы не бросим это-вот-всё и разъясним; не волнуйся, народ.

Слово Али многозначно. Во-первых, литера А на любом из доступных среднеклассу языков показывает язык отрицания. Среднеклассник нахватался у интеллигенции самой махровой протестности. Он против. Обматываем локтевой сгиб белой ленточкой, чтоб не вырвалось меткое слово вместе с привычным жестом, коим ещё прадедушка усмирял прабабушку, выходившую со скалкой на порог. Я постоянно увлекаюсь этимологией и краеведением, ну простите. Так где бишь я? А! Литера А, триумф имени Али, арка, вход в золотой град и лавровый венок. А прекрасна. Пришла из прекрасной Франции вместе с aseptique. Там «a-» – приставка. Отрицательная приставка. Например «а» + франц. Septique = «вызывающий гниение». На процессе гниения основана вся наша жизнь, и вот пришёл А-ли. К нам. Жить. Отрицая нечто и утверждая что-то.

 А для особо грамотных – как предлог «от»: знаете что бывает A casu ad casum в вашей жизни? События неустойчивые, временные, «от случая к случаю». То бишь не каждый день. А дальше, когда пандемия станет иконой и молиться на неё будут в геккелических сектах (то бишь имени Эрнста Геккеля) – это я потом объясню – то каяться на исповеди придётся в рассмертнейшем грехе: выбросил комп и пошёл путешествовать, пережил приключения – и всё въяве. Не дома. Вне дома, вне Сети, выбросил смартфон в трясину под Шатурой. Целовал цветы лесные греческого проказника Пана рогатенького, звал его дружески Πάν! Всё! Давай мне всё! Благодарен всем за всё! Беру. Топал по лесу в отличительных латинской выделки калигах. Πάν + domus = пандомия. Я уже объясняла, но приходится повторять по просьбе читающей публики. Ли – понятие восточное, в большой степени китайское, и тут просматривается намёк. Но философию на обманешь не нагнёшь: ли существует. А если есть древнее ли, то неизбежно и современное а-ли. Понятно?

И что? Чем всё кончилось? Да всё лишь начинается. Хотите знать, кто с кем спит и если не спит, то почему? С нехорошей, как булгаковская квартира, бешеной семейной склоки начался наш роман-verbatim, или, как выражается среднеклассник, одураченный интеллигенцией, вот-это-вот-всё. Покрытое зеленоватым потом омерзения «вот-это-вот-всё» вирусно разлетелось по молодым и молодящимся снобам, не громко, но тайно, в кулачок сетующих на своё место прописки в самой крупной стране мира. Обычно они хотят странишку вроде штанишек: коротко и ясно. Мне нравится дразнить граждан, самопричисленных к удобным комьюнити. Мы, писатели… Мы, демократы… Мы, вотэтовотвсё… Мы, активные_граждане… Мы… Му… Дарю бизнес-идею: сезонные распродажи эгрегориальных зонтиков. Гарантия.

***

Ладно, ладно, сейчас расскажу. Хотя и смешно, и противно, и дорого вышло по деньгам, но надо. Итак. ПДД, которая Пассия-Деловая-Дружба нашего соседа, отмочила грандиозный номер. В первой главе я рассказала, как муж соседки намеренно, демонстративно, чтоб надавить на самолюбие, пребольно обидел свою жену: под Новый год не явился домой. Недостаточно образованный человек, он не знал, что есть особые формы поведения – символические. Противу них асептики нет: domus опорочен, обижен или осквернён, хлюпать носом можно под любую музыку, но domus главное, и муж не пришёл праздновать со своей женой. Его исправно, методично, целеустремлённо волновала мадам Небесная, чужая жена. Она зазвала его в своей проект на роль свадебного генерала, а он не сразу это понял.

Признать ошибку трудно. Почти невозможно. Разволновала его Небесная Пассия-Деловая-Дружба, и сама взволновалась так искренне, что заговорила тихим голосом, а глаза сделались амиантово-кубового цвета, но женщина полагала, что бериллового.

 Соседкин муж, языку веера не обученный, простодушно дал пассии ряд мощных, истинно художнических советов по стилю, имиджу и вкусу, вследствие чего женщина перестала обсуждать в соцсетях обтягивающие мужские трусы, фотографировать свои собственные ноги-вид-от-подбородка, перешла на флористику, грибистику, ягодистику – в смысле грибы, ягоды, пионы. Полетела в ноосферу, расправляя бартолиновы крылья, тайная брошюра, полная регулярной, густо эмодзированной переписки. Впрочем, это её, Небесной, природный стиль: доверительно и сладко нашёптывать, подвергая жертву арт-терапевтической суггестии. Она спецкурсы окончила.

 Она готовила себя к звёздной роли: дизайн, пение, рисование, фото, психология – не перечислить. Даже поэзия! У неё страсть к поэтам: они бывают прехорошенькие и клюют быстро. Она пишет в интернете, что опекает поэтов. Вы хорошо себе представляете психотип молодой голубоглазой женщины, публично и добровольно признающейся в хобби – опекать поэтов? И взяла себе псевдоним под цвет взятых себе глаз: Небесная. Поэты все там. В небесах. Торжественно и чудно. Сами понимаете, где гнездятся поэты, всегда готовые дать развёрнутое интервью замужней женщине, у которой есть дети, голубые глаза и любознательность. Строжайшее соответствие формуле: ещё сорок лет назад американские учёные вывели формулу кто таков идеальный интервьюер. Небесная по формуле и шпарит. Не без успеха.

Неудачно было астрономическое обстоятельство, что год, супругами не встреченный, был 2020, когда с Востока уже доносились корреспонденции по вирусам, но читатели газет, глотатели газет, как горько иронизировала над ними ещё Марина Ивановна Ц., отучились верить в события.

Вот уж тридцать лет в нашей медии рулят чрезвычайные новости. Это не значит, что жизнь стала хуже или хотя бы остросюжетнее, но мода на новости именно такова. Чрезвычайка, воспалённые веки, внук съел бабушку, опередив дедушку, и прочая развлекательная комплектация. Формат.

Посему вести о надвигающейся пандемии нового коронавируса никак – вообще – совсем – не повлияли на подготовку и проведение перформанса, затеянного мужем во имя воспитания жены в домостроевском формате да убоится. И вот он не пришёл домой встречать 2020 год. Жена, в понятном чувстве, обозвала его ПДД Небесную лярвой с   глазками цвета голубиной шейки, а если коротко – лярва-на-голубом-глазу. Муж обиделся, поскольку в его вставных зубах застряла популярная мужская частушка: я всегда прав. Муж не знал, что его жена песню мужик всегда прав уже слышала. Он вообще не брал в расчёт её прошлое, а это нерасчётливо, граждане.

И когда вот-это-вот-всё мы тут описали, а присланный в наш дом на Пресне искусственный интеллект Али (он не сам пришёл; он ввиду закона, подписанного президентом России в апреле 2020 года, и я не шучу, и всё правда) всё расшифровал и с пользой для своих нейронок вжился в мир людей, тут и случилась кульминация той части романа, в которой ещё уместно вспомнить ПДД и её сценический псевдоним. По паспорту она замужем, фамилия Садистер.

В самопальных джинсах и в тон им сапогах на каблуке величиной в нечаянный обрубок скалки для пельменей она и в подростках нагулялась всласть, отчего уже в девицах выходила, выхолила и вылелеяла себе стройное глянцевое мировоззрение, полное правильных алгоритмов из морального кодекса среднеклассницы. Каждый способный человек в условиях рынка обязан чувствовать, что ему недодали. Потребностные состояния суть основа продвижения. За freedom мы в бой пойдём! Я забыла. Она ещё и певица.

Весной 2020, прочитав первые главы данного романа, она, будучи дипломированным психологом, опытным веб-дизайнером, а в натуре хакером, летом взломала портал, на котором вы всё это сейчас читаете, и вместо мелодичной номинации лярва вставила банальное площадное слово, известное ей, очевидно, по опыту общения с одноклассниками. В девочках Небесная, по паспорту и по несчастному её мужу Садистер, училась в спальном районе. Без перспектив искупнуться в Гудзоне. В её школе не знавали тонких лярв. Там выражались прямо.

После четырёхкратной подмены слов Небесная – она любит доводить начатое – написала обращение разгневанной гражданки в надзорные органы. Дескать, в данном медиа используют нехорошие словечки. Был суд и штраф. Небесная крайне огорчена. Небесная  недовольна. Ей мало. И теперь она ждёт официального окончания пандемии, чтобы развернуться ещё раз, поскольку имеет место тотальный недобор всего, что дорого её поэтоориентированному глянцевитому сердцу.

Я, случайный свидетель, а потом и постоянный участник общедомовых разборок, тоже начала психологизировать всё подряд, включая детские обидки, говоря словами Небесной-Садистер. Пока вирус пугал бизнес, в интернете началась война за внимание потребителя. Океаны первоклассной халявы – смотри не хочу. До меня тоже докатилась волна с барашками. Непринуждённо тюкнув по кнопке подписаться (давали!..), я стала кинозрителем. Не передать словами моё удивление. Или попробовать?

…Ночь вчера после путешествия в Жостово. Остается 16 минут до финала шестнадцатой серии «Триггера». Я тюкнула паузу и пошла жаловаться своему мужу (забыла упомянуть: у меня он есть): всего 16 минут – и 16 серия кончится, а второго сезона нет. Муж посочувствовал и мне, и себе, потому что когда и если я впилась и вгрызлась, меня не слышно и не видно.

Никому не рекомендую сериал «Триггер», если вы его ещё не видели. Если уже видели, можете не признаваться. Я так, о психологии как голом приёме. Особенно о психологическом театре, зачатом в России, за обедом в ресторане «Славянский базар». Страшное дело русский аналитический театр.

Но чувства переполняют и не могу молчать, как тот автор известного любовного боевика, почему-то проходящего по статье «Лучший любовный роман мировой литературы». Того романа, где молодая мать сначала чуть не погибла, а потом погибла.

Главного героя в «Триггере» играет муж красивой молодой женщины, сыгравшей в одной из свежих экранизаций романа, где молодая аристократка полюбила офицера и бросилась под поезд. Помню, на задней стороне шеи у неё были манящие завитки. Кудряшки.

Для школьников. Красивая успешная женщина-мать замужем за лидером-папиком. Он занят в офисе и не уделяет ей должного полового внимания. Она влюбляется в бравого офицера (придётся объяснить, что такое бравый, но, надеюсь, в школах ещё есть пара-тройка мариванн, которые в курсе). Прогнившее развращённое дворянское общество, само в пушку не одним лишь рыльцем, а по самые копыта, лицемерно отказывается одобрять адюльтер, учинённый молодой успешной женой папика, вследствие чего она страдает, в том числе от ревности к своему бездуховному офицеру с белыми зубами (виниров ещё не было, и крепкие белые зубы означали хищную чувственность офицера). По-нашему, по-глянцевому, женщина демонстрирует собственничество и не понимает, как строить отношения. Семейная психотерапия в то время ещё не практиковалась.

Для студенток. Не зашёл светскому обществу XIX века незащищённый секс молодой богатой красивой замужней женщины, располагающей полным комплектом «must have» по версии светского журнала Т., выходящего в XXI веке. Тогда всё было наоборот. Всего за сто пятьдесят лет светскость поменяла полюса. Прогресс полный.

Для среднеклассниц среднего возраста. Красавица пожила б ещё, но а) бравый офицер, сексуальный партнёр женщины с социальным набором «must have», устал, поскольку мужчины отличаются от женщин;

б) бородатый философ устал описывать гетеросексуальную любовь, а написать то, что думаешь, прямым текстом, не было возможности. Правда, его и так проанафематствовали, чуйка сработала, но не за красавицу под паровозом.

Так вот. В одной из свежайших экранизаций романа, написанного брадатым женоненавистником, играет современная успешная красивая замужняя женщина-мать. С ямочками на щеках. Её бравого офицера играет её родной муж (!!!), от которого она и в жизни без ума.

А красивый муж, тоже актёр, в сериале «Триггер» играет психолога. И вот отсюда перехожу к основной мысли своего верлибра.

Предлагаю запретить логлайны, аннотации, синопсисы, рецензии тож. На всём медиаполе ни травинки, пригодной для выпаса козы, то бишь меня как зрителя, чтоб хоть какое-то соответствие. Медленно взгромождаясь на броневичок, простираю длань и кричу хрипло: друзья-люди, пока тотальный кликбейт имманентен любому информационному жанру и всё дело в деньгах, даже очень хороший фильм и очень хорошая книга не имеют никаких адекватных перспектив. Даже вот эта, которую вы сейчас читаете в узком кругу, не сразу будет оценена широким читателем.

Теперь по-человечески. Превосходно сделанный шестнадцатисерийный фильм «Триггер» убедительно доказывает, что анализ (то есть разъятие) без синтеза – преступен. Общество, в котором мы живём (я про всю ойкумену, планетарно), эзотерично придерживает синтез внутри пирамиды, для жрецов, сакрально. Хищный анализ отдан профанам, в экзотерическую прихожую. В людскую. Игра называется «А теперь подеритесь!» Продаётся прекрасно.

Фильм о чудовищном торжестве анализа над синтезом и целостностью (которая, возможно, тоже миф), сделан на пять с плюсом. «Горе от ума» наших дней. Я бы познакомилась с авторами и съёмочной группой. Так. Спросить: сами-то понимают, что они сделали?

…Я тут специально накатала слишкоммногобукв, чтобы было не всем понятно, а главное – чтобы спрятать стыдливо свой восторг и кинопатриотизм. По телевизору такого кина не покажут: в «Триггере» есть сцены, где разнополые граждане вполне достоверно совокупляются. А у нас законом запрещены пять слов, которые ассоциируются с этим винтажным занятием. Зря, конечно, профессор из провинции, продавивший в 2013 году закон о нецензурной брани, хвостиком суетился: скоро все живенько, с песнями перейдут на секс с искусственным интеллектом, а профессору-заботнику, инвалиду нравственности, придётся вступить в группу ФБ «Неологизм года», коей администратором являюсь я уже лет восемь или девять. Я ему на уходящем в историю русском языке покажу, что такое экспрессия.

Как написано на обложке старинного романа «Зачем?»: «Надоело жить – стань бессмертным». По случаю событий 2020 у нас сам пишется ещё один роман, близкий по смыслу, с упругим заголовком-неологизмом «ПандОмия». Жизнь пишет. Никакому писателю не приснится то, что вытворяет сама жизнь. Мы содержательно провели август. В суде. Небесная-Садистер хакнула сайт, узнав себя в персонажке, а потом настучала в надзорные органы. Что-то её не понравилось. Но в целом психология опасное занятие.

…Так. Надо ещё букв добавить, чтоб точно ни одного дочитывания не было. Пойду собирать.

Продолжение последует 27 сентября 2020

 Начало романа Елены Черниковой «ПандОмия» см. здесь

Елена ЧЕРНИКОВА,

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель высших учебных заведений, автор спецкурса по безопасности творческой деятельности.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий