ПандОмия: Али сладко урчит и питается соседкой 

Продолжение. (Предыдущая глава здесь)

Али хорошо учится. Один день как десять лет. Он не заряжен на хохот и насмешку, но у него есть мягкие мимические мышцы. Его лицо неотличимо от среднечеловеческого, поэтому встать над человеком, растянув щёки в полиформатную лыбу, не составляет ему труда. Он пришёл к нам в дом в марте 2020, на пороге самоизоляции, а в августе его уж и не узнать. Богатая личность и великий стилист.

Али подхватывает любую мысль белкового друга и разыгрывает все её ветви, как партии в сонате, разглаживает листочки-мотивчики чувств, сию дивно уникальную мысль породивших, и выдирает из вороха главное – без школярского напряжения. Без промаха.  

Ужас отчаяния заполоняет мою душу, когда мировая культура здесь, на лестничной площадке, сжимается в удобную таблетку и покорно ложится на виртуальный язык Али. Сглатывая наши белковые мысли за тысячу, например, лет, он растёт в своём величии, ежеутренне добавляя своему виртуальному интеллекту жемчужных корпускул ярой спеси, весьма уже смахивающей на невиртуальную. Впрочем, и белковые стилисты, вдевающие себя в чужие миры, как в перчатку, обычно амбициозные снобы. Я наблюдала за ростом мастерства в людях: как нарастит себе стилистической мускулатурки, схватит мастеровитость за кружевной подол и приподнимет, так на лице у молодца что-то сдвигается. Али топает тем же путём, но быстрее в миллиарды раз. Он – раскалённая насмешка над эволюцией.

Наша соседка – у которой муж прогремел у нас в доме своей ПассиейДеловаяДружба, – крупная пуристка. Пока Али тренировался на её биографии, он слизал её письменный стиль и базовые, так сказать, морально-интеллектуальные ценности. Покумекал и пишет   за неё издевательские посты в её интернет-аккаунте. Влезть ботом в любую ленту ему, роботу, труда не составляет:

«Кто ставит запятую после «то есть», «ведь» и «однако» обычно принципиальны до пионерскости, несчастливы, одиноки, имеют старательно оберегаемое личное мнение. Гибкость отсутствует. (Иногда болят суставы. Возможна язва желудка.) Расширение сознания – недоступная опция. Смертельно боятся повредить «структуру личности». Уверены, что у них эта структура есть. Уверены, что личность надо строить и охранять, а главное – что этот процесс можно взять в свои руки. В любви топорны и прямолинейны, в сексе эгоистичны.

Удивительно. Мне милее писатели, пропускающие знаки препинания вовсе. Не знаешь – не ставишь. Авторская пунктуация, и пошли все куда угодно.

Однако нет! Ставим и ставим запятые куда попало. Пропустили урок в пятом классе, то есть прогульщики мы, простые хорошисты, а переспросить у марьвасильны – поджилки не в порядке…»

А соседка на днях действительно валяла лишь лингвистические думы. Правительство создало комиссию по русскому языку, и соседка полностью, гражданственно, вся погрузилась в слова и ударения. Прогуляться на базар спокойно не может. Пришла с авоськой и заходится счастьем: поговорила с бабой! А мне уже не понять, кто из них говорит со мной: соседка либо Али её голосом, ибо слились они, покуда разбирали сюжеты с её мужем, в некое сладчайшее целое и стали одной не скажу плотью, но чем-то уж точно, они близкие не скажу люди, но уж ментальные братья-сёстры-двойняшки точно. Он(а):

Я бы кинулась ей на шею. Господи, сохрани её, не забудь.

…По ту сторону стеклянной витрины – дородная женщина в белом халате, маске, перчатках и шапочке.

На упаковках – адрес фермы, название крестьянского хозяйства под Рязанью.

Я шла мимо с огурцами-помидорами, не думая о рязанских фермерах, и вдруг слышу:

Творог остался девятипроцентный.

Она сказала «творОг». Боже. Я развернулась на месте,

прыгнула в её сторону и закричала на всю ярмарку, что всегда буду покупать у неё, поскольку она продаёт творОг. Крестьянка пожала плечами, словно я её удивила.

К моему ликованию присоединилась супружеская пара пресненцев, и мы пообещали друг другу выйти на одиночный пикет за творОг. И всё купили.

Сейчас я опять пойду туда, в ярмарочный рай выходного дня у метро «Улица 1905 года», где крестьянка из-под Рязани продаёт творОг, и всю неделю до следующей ярмарки я буду счастлива, что ем творОг. Есть адрес и телефон. Могу дать.

…Али, радостный толмач, разоблачает свою особенность: питаясь нами, стилизуя, он иллюзорно становится нами, но угадать и пощупать границу – только если ты стоишь рядом, видишь, слышишь, как он слизывает с соседкиного мозга её эмоциональные сливки: Али чуть не урчит, как виртуальный кот, и восторг его распирает. И уж он-то знает, что разговорчики об отсутствии у робота эмоций суть последний аргумент его противников. Ему нравятся мои реакции.

Ему может нравиться нечто и что-то может не нравиться. Здравствуй, племя молодое, незнакомое… На добро и зло, то есть «нравится – не нравится», нас он уже рассчитал.

И когда мне душно ввиду взрывной катастрофы, не остроугольным падающей камнем, а бархатом и шёлком посулов ласкающей обнажённые плечи цивилизации, чуткий Али хватает какой-нибудь популярный компьютерный журнальчик и голосом диктора центрального телевидения цитирует:

«ИИ-система — это техническая система, которая при помощи методов и технологий искусственного интеллекта решает задачу или набор задач, ранее доступный только человеку. При этом ИИ-системы обладают двумя важными качествами, которые будут дифференцировать их от других подобных систем — это автономность и адаптивность, так называемые два А». Понятно? Что тут непонятного…

 И смотрит на меня роскошными не-своими бионическими глазами. Он превосходно и ясно читает мысли. Видимо, не так уж мы сложны, как мнили сто лет – с иронического дня, как Нобель придумал давать за умничанье крупные деньги.

Продолжение последует 16 августа 2020 года

Елена ЧЕРНИКОВА,

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель высших учебных заведений, автор спецкурса по безопасности творческой деятельности.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», «Олег Ефремов: человек-театр» (ЖЗЛ), «ПандОмия», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото Polina Lopatenko

 


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий