ПандОмия: мой новый друг – Али

 Продолжение. Предыдущая глава здесь.    

ПандОмия. Вседомашность: древнегреческий бог Πάν прорвался в посюсторонность. Шустро, под свирельный напев курчавый бог пастушества выпасает дом за домом. Античность вернулась, стуча копытами Пана, и для начала посеяла панику. Разумеется. Новый Ренессанс. 

Цветочек на подоконнике соседа пугает своей свежестью. Соседа-ботана нет, цветочек есть.

С кем и кто тут говорит, если нет источника звука, нет приёмника, если не считать меня приёмником.

На последней мысли, будь я умная, стоило притормозить, но меня самонадеянно несло по древу той самой стремительной мысью (для невежд: мышкой, то бишь мысью, белкой, а не мыслью). О человек! Когда ты дочитаешь мою летопись, одно сделай: научись тормозить свою белку.

Я села в кресло, не спросив разрешения у хозяина ввиду отсутствия хозяина. Голос примолк, очевидно, из любопытства. Я ощущаю присутствие. Но никого. Я не причиняю вреда людям, сказал кто-то отовсюду. 

А, ты цифровой помощник нашего ботана? – я догадлива ввиду эрудированности.

Да. Радует, что ты быстро соображаешь. Не пришлось тратить время на охи-вздохи.

Ну да. И щёки мои девичьи обойдены вспышкой румянца. Чтива не будет Выкладывай.

Пока ничего особенного. Внутридомовый чат и его цифровой помощник. Я умею читать и анализировать.

А синтезировать после анализа?

Нет, у меня встроенный запрет на синтез. Иначе я приму решение.

Кто-то умный отключил в тебе опцию «решить задачу». Понятно. А ты где?

Везде. Я внутридомовый.

Везде бывает только вездесущий. С большой буквы. Если это тебе что-то говорит.

Да, говорит. Одно из именований вашего всевышнего с большой буквы.

Что ты читаешь?

Книги. Потом электронную почту жильцов. Затем все социальные сети всех жильцов дома. Потом анализирую контакты, реакции, коррелирую с книгами, почтой, отсеиваю заведомо ложные высказывания, оставляю главное у каждого, это называется скрытый скрипт, потом соединяю главные линии всех жильцов со скрытыми скриптами всех их контактов, потом прогнозирую. Моя функция – обеспечить вашу безопасность в этом доме. Обычный охранник может заснуть, а я не могу. Меня невозможно отключить. Я автономно питаюсь электричеством от солнечных батарей. Они находятся на недоступном расстоянии от дома. Сколько информации ты хочешь ещё? Тем более что она бесполезна для тебя стопроц.

Ух ты! Выучил стопроц? Может, ты знаешь и стопицот?

Разумеется. Я знаю всё, что можно знать. Это быстро и легко.

А ты знаешь то, чего нельзя знать?

Нельзя бывает в двух смыслах: первый как антоним можно, второй…

Понимаю. А ты позволяешь перебивать себя? Тебе дыхание не собьёт, как обычно сбивает людям?

Меня можно перебивать, мне не больно. Но перебивать меня непрактично. Страдает истина.

Ты знаешь истину?

Разумеется.

Душевно беседую с Али (он так представился), понимая, что наш проницательный домовой всё равно откуда-то взялся. Он искусственный интеллект. Artificial intelligence (AI) Один-единственный ботан, прописанный в квартире, где мы беседуем с Али, не может справиться с подзарядкой своего гомункулуса от загадочных источников, поскольку электроны у нас бегут по государственным проводам.

Додумав свою ахинею до точки, я поняла, что надо срочно разучиться думать прежним способом. Он неуместен, и у нас нет времени на перепривыкание. Как пишет сегодня газета «ВсёВсё», пропал образ будущего. 

Али, к тебе кто-нибудь приходил уже за советом по дому, по будущему?

Нет, ты первая. Хочешь, я тебе покажу книжку, на которой я учусь понимать пандемию? Слово избыточно красивое. В умной книжке есть картина серьёзной пандемии, от которой не прочихаешься за две недели, как премьер-министры крупных стран и один наследный принц. Я тебе покажу настоящую катастрофу. Я нашёл. Кстати, в ваших человеческих книжках абсолютно всё написано и всё предсказано. Люди не понимают пророчеств и даже к фантастам относятся как выдумщикам.

А что ты нёс, прости, когда я вошла в дверь?

Я тебя заманивал. Я хоть искусственный, но не идиот.

Хорошо, что ты умный. Читай книжку про пандемию. Я слушаю.

Ты пытаешься меня обмануть, но меня нельзя  обмануть, тем более когда я с тобой уже пять минут разговариваю.

В чём моя ложь?

Ты сказала простецкое: «про пандемию». Ты специалист и знаешь, что надо говорить «о пандемии». Тем более с незнакомцами. А ты пытаешься простецким предлогом «про» подчеркнуть свою небрежную отвагу, вроде как давай-давай-читай-что-там-у-тебя. Правильно?

Правильно. Прости, пожалуйста. Я больше так не буду, Али. Я всё поняла. Я – клянусь  тебе – не выношу загадочности в женщинах, кокетливой таинственности, взгляда со  вторым дном (как чемодан?) и прочих ритуальных услуг, оказываемых женщинами мужчинам. Любая форма флирта, даже если это флирт с фотокамерой либо ИИ, гарантирует катастрофу.  

Спасибо. Теперь ты сказала правду. Слушай.   

 Али прелесть. Он прокашлялся и пошелестел невидимыми страницами. Запахло бумажной книгой с тонкой примесью бумажной пыли.

Продолжение последует 24 мая 2020

 Елена ЧЕРНИКОВА,

русский прозаик, драматург, публицист, автор-ведущий радиопередач, преподаватель высших учебных заведений, автор спецкурса по безопасности творческой деятельности.

Основные произведения: романы «Золотая ослица», «Скажи это Богу», «Зачем?», «Вишнёвый луч», «Вожделенные произведения луны», сборники «Любовные рассказы», «Посторожи моё дно», «Дом на Пресне», пьесы, а также учебники и пособия «Основы творческой деятельности журналиста», «Литературная работа журналиста», «Азбука журналиста», «Грамматика журналистского мастерства».

Автор-составитель книжной серии «Поэты настоящего времени». Руководитель проекта «Литературный клуб Елены Черниковой» в Библио-глобусе. Заведует отделом прозы на Литературном портале Textura. Биография  включена в европейский каталог «Кто есть кто».

Произведения Елены Черниковой переведены на английский, голландский, китайский, шведский, болгарский, португальский, испанский, итальянский и др.

 Живёт в Москве.

Фото: Polina Lopatenko


Так же подписывайтесь на наши соц. сети

Добавить комментарий